Порно с нэн ай


Выводы Кендрика дают нам новые ориентиры для понимания порнографического режима. Следовательно, Тайный музей осуществил политическую сегрегацию созерцания в зависимости от пола, класса и возраста. По утверждению Фуко, современная порнография в большей степени, чем трансгрессивная практика, является одной из наиболее сложных и парадоксальных техник управления по созданию сексуальной идентичности и современных сексуальных субъектов нормативных или девиантных.

Порно с нэн ай

Другими словами, как порнография оперирует внутри политических механизмов нормализации тела и созерцания в современном городе? Тайный музей действовал как перформативное устройство, производившее тех самых зрительных и политических субъектов, которых он призван был защитить.

Другими словами, в порнографии тело уязвимо перед образом.

Порно с нэн ай

Тем не менее, как указал Томас Во, это ограничение порнографии по параметрам пола привело к интересному парадоксу: В то время как просексуальный феминизм предупреждал нас об опасности передачи власти над репрезентацией сексуальности к столь же патриархальному, сексистскому и гомофобному государству, антипорнографический феминизм при поддержке консервативного и религиозного течений и антиабортного движения выступал за государственную цензуру порнографии как единственный способ защиты биологических женщин от порнографического насилия.

Джек Смит.

Подобные художественные практики, не соответствующие критериям натурализованного, белого, гетеросексуального феминизма, создаются не только идентифицирующимися как биологические женщины художницами и, кажется, попадают в историографическую лакуну, требуя для своего описания новых категорий постпорнография, посттрансфеминистское видео, искусство перформанса , благодаря которым общество их может заметить.

По декрету короля только мужчины из высшего класса — никаких женщин, детей или представителей низших слоев — допускались за обозначенную линию.

В кинематографических терминах порнографический образ принадлежит совокупности изображений, запечатлевающих тело в движении. Порнография относится к самому акту изображения, раскопки, выпячивания, высвечивания, обнародования, предъявления общественному созерцанию, но также к практикам надзора, сокрытия, запрета на смотрение и приватизации.

Показать еще.

Музей Хаммера, Лос-Анджелес. Здесь я могла бы набросать постпорнографическую историю искусства, предлагая понятия субъективности, взгляда, репрезентации и удовольствия для того, чтобы создать альтернативный модной историографии с ее новыми натурализованными рубриками для идентичностей:

В XIX веке порнография становится тотализирующей системой виртуальных знаков и гомологических форм социальной власти, утверждающей единственный объект желания. Проекция порнографических изображений в пространстве, из которого исключены женщины, неизбежно привносит сексуальность в отношения между гетеросексуальными мужчинами, затрудняя традиционные разделения между гетеросексуальностью и гомосексуальностью.

Напротив, белое мужское тело из высшего класса возникает как новый политико-зрительный можно даже сказать, политико-оргазмический субъект-гегемон:

Порнография — это публичное крыло широкого биополитического механизма контроля и приватизации женской сексуальности, а также и мужского удовольствия в современном городе. Данное изыскание, раскрытое здесь лишь условно и очень коротко, позволит нам получить некоторое представление о значении современных постпорнографических микрополитических практик.

У вас отключено выполнение сценариев Java Script. Фуко подчеркивает соучастие порнографической техники репрезентации, нормализации тела, медицинских и юридических инструментов: От Жана Жене до Джека Смита, Марио Мотеса, Кеннета Анджера, Брюса ЛаБрюса, Вероники Вера, Рона Атея, Энни Спринкл и Бет Стивенс… понятие постпорнографии предполагает эпистемологический и политический разрыв, иной способ познания и производства удовольствия через восприятие и сборку тела-машины, а также новое сексуальное определение общественного пространства, новые способы обитания в городе и контрбиополитические формы воплощений [20].

У вас отключено выполнение сценариев Java Script. По декрету короля только мужчины из высшего класса — никаких женщин, детей или представителей низших слоев — допускались за обозначенную линию. Для Кендрика Тайный музей и регулирование этого пространства являются основополагающим топосом местом того, что порнография стала означать в изобразительной, сексуальной и городской рациональности в Новое время на Западе.

Гомосексуальный, истеричный, фетишистский, садомазохистский, а затем гермафродитный и транссексуальный субъекты были изобретены как изобразительные и запечатлеваемые типологии. Порнография является хотя ее нельзя свести лишь к этому опространствленной и эротизированной биовластью.

Хорошим девочкам и хорошим шлюхам не позволено вместе творить историю.

Более того, порнография принадлежит к типу движущихся изображений, вызывающих непроизвольную реакцию в теле зрителя. Зима Это отнюдь не оксюморон; диалектика раскрытия и сокрытия, задействованная в Тайном музее, представляется образцовой для визуальных и архитектурных режимов Нового времени [14].

Здесь я могла бы набросать постпорнографическую историю искусства, предлагая понятия субъективности, взгляда, репрезентации и удовольствия для того, чтобы создать альтернативный модной историографии с ее новыми натурализованными рубриками для идентичностей: От художниц-феминисток ожидается быть биологическими женщинами, разумеется публичное высказывание на тему различия, телесности, кожи, материнства, домашнего труда, гендерного насилия, повседневности, боли, ненадежных условий жизни, любви, семьи, булимии и анорексии, иммиграции, удаления тканей, рака груди, близости… и прочих аспектов пола и сексуальности, культурно распознаваемых как более женственные.

Позиционируя себя в этом еще мало обоснованном критическом пространстве, предложенном исследованиями порнографии, я намереваюсь начать с погружения в генеалогию, что должно нам помочь осмыслить факт возникновения порнографии на Западе как части более широкого капиталистического, глобального и медийного режима производства субъективности посредством технического администрирования тел, пространств, образов и удовольствий [12].

На протяжении XIX века понятие порнографии, предложенное историей искусства, развилось в риторику гигиенизма, внесшую вклад в производство современного метрополиса.

Это был момент, когда сексуальные идентичности, такие, как гетеросексуальность, гомосексуальность, истеричность, фетишизм и садомазохизм были изобретены как зримые и запечатлеваемые типологии. Вкупе с пренебрежительным отношением академических институций к порнографии — считающих ее всего лишь культурным мусором — настойчиво возникает фигура, которую мы можем назвать гипотезой безмозглого мастурбирующего: Позиционируя себя в этом еще мало обоснованном критическом пространстве, предложенном исследованиями порнографии, я намереваюсь начать с погружения в генеалогию, что должно нам помочь осмыслить факт возникновения порнографии на Западе как части более широкого капиталистического, глобального и медийного режима производства субъективности посредством технического администрирования тел, пространств, образов и удовольствий [12].

Как порнография связана с другими техниками власти в современности? Это был момент, когда сексуальные идентичности, такие, как гетеросексуальность, гомосексуальность, истеричность, фетишизм и садомазохизм были изобретены как зримые и запечатлеваемые типологии.

Проекция порнографических изображений в пространстве, из которого исключены женщины, неизбежно привносит сексуальность в отношения между гетеросексуальными мужчинами, затрудняя традиционные разделения между гетеросексуальностью и гомосексуальностью. Зададимся вопросами:



Порно укуренных
Порно не взрослыйе девушки
Порно мультики друзья ангелов
Секс африканский эро
Узбекские секс луде против живых
Читать далее...